Архитектор Федор Осипович Шехтель
7 августа 1859- 7 июля 1926
На территории храма находится часовня-усыпальница семьи Г.А.Захарьина.Через два года после смерти врача , его вдова и дочь заказали известному архитектору Ф. О. Шехтелю проект семейной часовни-склепа с мозаикой распятого Спасителя, выполненной в Италии по эскизу В. М. Васнецова. В 1907—1908 годах часовня-усыпальница была построена и здесь был помещён прах известного врача.

Архитектор Федор Шехтель — создатель русского модерна в архитектуре. По его проектам возводили типографии и особняки, доходные дома и магазины, гостиницы и дачи. Только в Москве было построено более 60 зданий — Ярославский вокзал и типография «Утро России», здание МХТ. Федору Шехтелю приходилось заботиться о больной матери и много работать, чтобы содержать семью. Времени на учебу почти не оставалось — и в 1878 году студента отчислили за «плохую посещаемость». В результате он не получил диплом архитектора. Почти десять лет Федор Шехтель работал и как архитектор, и как иллюстратор. Для Антона Чехова он оформил обложку первого сборника «Пестрые рассказы». В 1894 году, во время строительства особняка Морозовой, 35-летний Шехтель получил диплом техника-строителя и мог работать самостоятельно.

После революции 1917 года Федор Шехтель пытался адаптироваться к новой жизни в Советском государстве. Однако началась Гражданская война и заказы на строительство иссякли. В 1918 году особняк Шехтеля национализировали, вместе с семьей ему пришлось скитаться по разным квартирам. При этом архитектор занимал высокие посты.Из всех проектов Ф.Шехтеля построили только павильон Туркестана на ВДНХ в 1923 году. С 1924 года Шехтель руководил архитекторами при ДнепроГЭСе.

Последние годы Федор Шехтель жил в тяжелых условиях: заказов он почти не получал, а назначенной пенсии не хватало даже на лекарства. Умер архитектор в 1926 году в нищете, Шехтеля похоронили на Ваганьковском кладбище.

Письмо Шехтеля его знакомому, издателю И. Д. Сытину. Написано оно было совсем незадолго до смерти архитектора, летом 1926 года:

"Глубокоуважаемый и дорогой Иван Дмитриевич!

С октября месяца по настоящее время я не покидаю постели… Я молю Бога прикончить эту каторгу, но доктора хлопочут зачем-то продлить это мучение.

Я ничего не могу есть, ослаб до того, что не могу сидеть, лежать еще хуже, у меня остались одни кости и пролежни, очевидно, я должен умереть голодной смертью... У меня нет средств даже на лекарство, я состою на социальном обеспечении и получаю по ходатайству Наркома А. В. Луначарского высшую персональную пенсию - 75 р. в месяц, мне 67 лет, жене столько же, дочь Екатерина Федоровна инвалид труда, на последние крохи я ей купил «Ундервуд», но, как Вы, кажется, знаете, работы нигде нельзя достать. Жена не отходит от меня, и вот на эти 75 рублей я должен кормить четверых, платить за квартиру 2 червонца (газ, электричество и т.д.). Вы знаете, как я люблю работать, но нигде не могу заполучить таковую и никто ничего не покупает; между тем я окружен несметными, по-моему, богатствами: около десяти инкунабул (начала XV столетия), которые оцениваются в сотни тысяч, но никто не покупает, моя коллекция картин, персидских миниатюр, библиотека - бесценны. Все мои картины должны быть в музеях, офорты, оригинальная бронза, удив. скульптура Коненкова, Сомова, Полайоло, бюст Льва Толстого Н.А. Андреева, фарфор саксонский, Попова, вазы этрусские, Танагары Помпеи, керченских раскопок, венецианское зеркало (которое в пошлинной обошлось 1000 р., дают 15 руб.). Гобелен фламандский 16 столетия 5x4 ар., цена ему 3-4 тыс. - дают 200 р.

Вот краткий перечень моих картин: Левитан И.И. «Черное море», его же «Аллея в парке» с фигурою В.М.Третьякова (Вера.Ник.). Его знаменитую «Дорожку», как и «Музу» Врубеля я «съел» еще в прошлом году. Остались же Врубеля «Садко», торшер его же. Его же «Мефистофеля» я продал за гроши, потом Борисова-Мусатова «Девушка с гранатовым ожерельем» у меня еще сохранилась. Дальше имеются еще Рериха «Ночь в Новгороде», Денисова «Марево» и поразительный «Дворик» К.С.Коровина. «Париж ночью» (теперь он их печатает - это же премированные. Ал.Бенуа «Золотая гора»...

Посоветуйте мне - что делать, как спасти все эти ценности, я боюсь, что придут из Краснопресненского районного отдела и отберут картины, мебель для устройства местного клубного Музея»...

Моя жена стара и немощная, дочь больна, и чем они будут существовать - я не знаю - нищенствовать при таких ценностях - это более чем недопустимо. Передайте все это в музеи, в рассрочку даже, но только чтобы они кормили жену, дочь и сына Льва Федоровича... Я строил всем: Морозовым, Рябушинским, Фон-Дервизам - и остался нищим. Глупо, но я чист".

Печатается по статье из газеты "Московская перспектива" за 23.04.09, фотография оттуда же.
http://www.mperspektiva.ru/article/a-397.html

Храм Владимирской иконы

Божией Матери в Куркине. 2019 год.