Иконописец Иосиф Андреевич Панкрышев

Судьба Иосифа Андреевича Панкрышева сложилась так, что прижизненные слава и известность после ухода его из жизни стремительно угасли. С одной стороны, это было обусловлено сломом старой жизни, в которой мастер взошел на вершину славы, а с другой, тем, что в советской историографии его имя оказалось под запретом и на многие годы предано забвению. Это и стало причиной того, что биография художника до сих пор очень мало изучена.
Будущий мастер родился в 1859 г. в семье мстерских иконописцев Панкрышевых. Его отец, крестьянин по происхождению, Андрей Максимович Панкрышев в 1872 г. открыл в Мстере иконописную мастерскую, в которой Иосиф начал трудовой путь в качестве ученика. После смерти отца в 1880 г. 21-летний Иосиф получил в наследство мастерскую, родительский дом, хозяйство, а также двух малолетних братьев и двух сестер. Ввиду молодости Иосифа детям было назначено внешнее попечительство, которое привело к разделению семьи, а имущественный раздел привел к тому, что будущий мастер был вынужден оставить отчий дом и жить у тестя.
Это был очень сложный период в жизни мастера, однако трудности не сломили молодого человека. Он занял 300 рублей и 1 июня 1881 г. основал новую иконописную мастерскую, продолжившую дело отца. Как отмечал его биограф, на первых порах Иосифу пришлось работать в одиночку, в неприспособленных помещениях, в убогой харчевне, в бане, в подвале.
Вдобавок к прежним семейным неурядицам в 1882 г. сгорел отцовский дом, а Иосифа и его жену Анну заподозрили в поджоге. Анна была отдана под суд, который, к счастью, оправдал женщину. Из денег, оставшихся от отца, Иосифу не досталось ничего, их отдали другим детям и они оказались в руках попечителей. Однако вместе с разделом наследства наступило наконец примирение с опекунами, и к Иосифу вернулись его братья и сестры. Теперь им вместе нужно было жить дальше, следовательно, искать средства.
С детских лет Осип, как звался мальчика дома, приобщался к семейному ремеслу и к совершеннолетию овладел всеми знаниями и навыками, необходимыми для самостоятельного иконописного творчества и руководства иконописной мастерской.
Полученные навыки позволили Панкрышеву довольно быстро достигнуть успеха. Список мстерских хозяйств свидетельствует, что в Мстере на улице Песочной И. А. Панкрышеву принадлежал двухэтажный каменный дом. На самом деле Иосиф Андреевич выстроил три дома, где размещались мастерская, и где проживала его семья, насчитывающая к этому времени пять детей. Однако судьба снова подстерегала мастера: через 10 месяцев после постройки новые дома сгорели, общий ущерб составил 9950 рублей. Но самое страшное — в пожаре пострадали больная жена и сестра Иосифа Андреевича.

Испытания судьбы

Ему снова пришлось начинать с нуля. Мастер вновь занимает деньги и отстраивает новый дом и мастерскую. К этому времени умения и авторитет мастера в профессиональном мире решили все проблемы. В 1895 г. у Панкрышева работало 10 отличных мастеров не только из Мстеры, но и из других иконописных центров Владимирщины. Известных иконописцев Панкрышев привлек очень выгодными условиями труда и оплаты.
Помимо деловой репутации, наличие высококвалифицированных мастеров позволило сохраниться в тяжелой борьбе с конкурентами. В самом начале самостоятельной деятельности Панкрышев вступил в противоречия и нажил недругов среди так называемых “валовых” иконописцев, стремившихся к быстрой наживе на продаже некачественной, но дешевой иконы. Мастер выступал за недопустимость игнорирования религиозных и художественных достоинств икон.
Непрерывный напряженный труд в какой-то момент настолько надломил силы мастера, что он начал слепнуть и в течение трех месяцев оставался практически незрячим. Однако зрение вернулось, и мастер вновь стал работать кистью. Только теперь он лично стал браться лишь за отдельные особо ответственные заказы.
С целью выдерживать высокий уровень работ Иосиф Андреевич завел библиотеку специальной литературы, приобретал образцы произведений, служивших примером для подражания. Фотографии с работ известных художников Васнецова, Маковского, Верещагина, Захарова и других академиков живописи также служили образцами для мастеров иконописи.
Изучение иконописного рынка России подсказало Панкрышеву идею решительно переменившую его жизнь. У него зародилась мысль перебраться в Сибирь. Анализ рынка показал, что в европейской части страны действовали десятки иконописных мастерских, тогда как в Сибири их практически не было. Территория от Урала до Тихого океана представляла собой огромный рынок, требовавший наполнения иконами.
Мстерский период жизни и творчества И. А. Панкрышева длился более 25 лет и был отражен в юбилейной брошюре, выпущенной в 22 июня 1897 г. по случаю празднования 25-летия основания семейной (еще отцовской) мастерской — “Юбилей 25-летнего существования иконописной мастерской иконописца Императорской фамилии Иосифа Андреевича Панкрышева”.
К юбилейной дате дела И. А. Панкрышева не только наладились, но достигли процветания. В 1895 г. публицист В. И. Иларионов, исследовавший иконописный промысел Мстеры, побывал в мастерской Панкрышева и оставил похвальный отзыв. Вот как он написал о самом владельце: “Человек этот хотя и без научного образования, но чужд предрассудков, предан иконописному делу и желает сделать все возможное со своей стороны для улучшения своего мастерства”.

Из Мстеры в Сибирь

 

Фрагмент экспозиции

Переезд в Томск завершился 14 августа 1898 г. Серьезность намерений на новом месте Панкрышев обозначил в приглашении на открытие мастерской в Томске 16 августа того же года. Прозвучало, что к переезду его подвигает “намерение очень долгое время трудиться здесь на поприще своего скромного труда Русской иконописи… и по силе возможности возвысить иконописание в Сибири”.
Покровительство в Томске И. А. Панкрышев нашел в лице митрополита Томского Макария и томского же губернатора С. А. Ломачевского. Макарий через епархиальную газету порекомендовал духовенству и церковным старостам заказывать иконы и иконостасы в мастерской Панкрышева, как способные “удовлетворить требования в церковном духе”. Первый заказ в Сибири Панкрышеву сделал причт церкви в с. Бугры Томского уезда. В дальнейшем список заказчиков распространился практически на всю Сибирь и Дальний Восток, а также захватил Акмолинскую область Казахстана.
Но Сибирь нуждалась не только в иконах, поэтому в 1900 г. был открыт магазин “Церковной утвари и облачений”, торговавший как продукцией мастерской Панкрышева, так и товарами из других российских промышленных центров. В 1906 г. прейскурант товаров магазина включал обширный список товаров, распространявшихся от Урала до Тихого океана. В период 1898–1905 гг. Панкрышевым было продано продукции на рекордную для такого рода продукции сумму в 185 407 рублей. Только в Томске было куплено товаров на 18 650 рублей, а по всей Томской губернии на 87 733 рублей. Примечательно, что лишь от частных лиц поступило заказов на 20 595 рублей. При этом каждый из заказов был не менее чем на 50 рублей.

Признание заслуг

Успех мастера в Сибири знаменовал его творческий юбилей. 1 июля 1906 г. в Томске было торжественно отмечено 25-летие деятельности И. А. Панкрышева (1881–1906 гг.). Начальной датой стало создание новой мастерской в Мстере.
Достижения И. А. Панкрышева выразились не только в денежном эквиваленте, но и в официальном признании и наградах. В мастерской имелся специальный шкаф для хранения наград и особый альбом с золотой надписью “Благодарности от Высочайших Особ и прочих лиц”. Помимо отзывов от Российских Великих князей, в альбоме фигурировали благодарственные записи от Его Высочества Черногорского князя Николая, Ее Величества Королевы Сербской Наталии, Митрополита Сербского Михаила и Греческого принца Георга, от Российского Военного министра, а также от многих духовных и частных лиц. В мастерской часто выполнялись заказы на иконы, подносимые впоследствии членам Императорской семьи. Так, например, Панкрышев отправляет икону св. Иоанна Крестителя Великой Княгине Елизавете Федоровне, узнав об убийстве ее мужа в Кремле.
Особенно прославила мастерскую Панкрышева “Феодоровская Икона Божьей Матери”, написанная в 1913 г. в память празднования 300-летия дома Романовых. Эту икону можно было заказать в мастерской в 13 форматах от 5 до 40 вершков.
По распоряжению военного министра эта икона была рекомендована для установки в зале совета Министров и “отрекомендована в части войск”. Главное управление генерального штаба не только рекомендовало икону, но и указало подробный адрес, где она может быть заказана в Томске. Первый заказ для войск был исполнен в июле 1888 г. для 41-го Селенгинского полка. Множество икон было изготовлено для войск в период русско-японской войны.
Также для войск были заказаны иконы с ликом Божьей Матери Смоленской в память 100-летия Отечественной войны. Эти иконы оформлялись в дорогие (от 25 до 1000 рублей) серебряные ризы, искусно чеканенные по специальным образцам.
В 1893 г. Панкрышев прислал епископу Томскому Макарию икону св. Николая Чудотворца и просил благословения на создание икон для строящихся храмов Барнаульского уезда.

Томские иконы украсили храмы Сибири

Помимо того, что мастерская распространила сотни настенных икон, ею были созданы монументальные произведения. Для каменной церкви города Новониколаевска (Ныне Новосибирск) мастера Панкрышева приготовили иконостас, иконы и церковную утварь. В Бийске ими был расписан фресками кафедральный собор. Мастерская предлагала иконы на дубовых досках с позолоченными серебряными окладами.
Сохранившиеся образцы с очевидностью доказывают, что мастера Панкрышева действительно работали в любом желаемом стиле — от византийского до новейшего академизма включительно.
Вдобавок к стилевому разнообразию Панкрышев предлагал разные формы исполнения. Иконы могли быть изготовлены как привычным способом — на липовой, кипарисовой или на любой другой доске, подходящей для иконописания темперными красками, — так и в нетрадиционной манере, масляными красками на холсте, подобно обычной картине. Из-за такого выбора материала последние получили и соответствующее название — иконы-картины. К сожалению, иконы-картины на холстах не столь долговечны, как писанные на прочных досках, поэтому и сохранилось их много меньше. Сегодня нам известен единственный экземпляр с изображением Преподобного Алексея человека Божия. Некогда она висела на стене Казанской церкви Мужского Алексеевского монастыря. В этом храме хранилось несколько такого рода произведений, по преданию, перенесенных из Усть-Киргизской церкви.

От печати славы к печали забвения

На сегодня в томских храмах сохранилось не столь много икон Панкрышева, как было изначально. Известно всего три. Установить принадлежность иконы к этой мастерской много проще, чем большинство работ других центров. Все иконы Панкрышева подписаны на лицевой стороне (так называемая легенда) или помечены чернильным штампом с фамилией владельца на обороте.
Штампы на иконы Панкрышева начали ставить еще в Мстере и на первых порах ставили в Томске. Такая традиция, возможно, была перенята у мастеров Афонтова монастыря, славившегося своими иконами в дорогих окладах. Однако в большинстве своем сибирские произведения имеют легенды на лицевой стороне. Помимо изготовителя надпись включала дату изготовления.
Иосиф Андреевич Панкрышев уже по праву наследования являлся почетным гражданином. В Томске его авторитет был утвержден и расширен делами и трудами. Нам не известна его общественная деятельность, но в 1921 г. Иосиф Андреевич предпринял попытку передать в городской краеведческий музей свои коллекции церковного искусства и древних монет. Сохранилось письмо дирекции, в котором был даже обозначен сотрудник, обязанный принять пожертвования. К сожалению, других документов не сохранилось, поэтому пока не ясно, чем закончилась эта история.
Дальнейшая судьба иконописца печальна. Лишенный всего, что создано и нажито, гонимый и травимый властями, мастер уехал в родную Мстеру, где буквально бедствовал, побывал в доме для умалишенных и, в конце концов, умер в нищете и забвении. Место упокоения Иосифа Панкрышева - некрополь Владимирского храма в Куркине.


Ирина Лугачёва

Храм Владимирской иконы

Божией Матери в Куркине. 2019 год.