Последней волей Захарьина было упокоиться вблизи родного Владимирского храма

А.П.Чехов 1883 г.

Фельетон «Профессор Захарьин в Куркине»

"Природа не  надула  только профессора  Захарьина.  Этот сам надул природу. Где-то около Химок на свои классические сторублевки он приобрел местечко,  которое в климатическом,  этнографическом и во многих других отношениях ничем не уступает Каиру. Изохимены  и изотермы,  проходящие через  Каир,  проходят и через Захарьинскую дачу. Растут у профессора финики, в кучерах служат у него бедуины, в окна сквозят пассаты и самумы. Чудны дела твои,  Господи! Выезжает из дачи профессор не ранее конца октября, по пороше, попирая каучуковыми ободьями своей ученой колымаги волчьи и заячьи следы... Хорошо быть ученым миллионером!»

http://krasnaya-moskva.ru/kurkino.htm

Врач Григорий Антонович Захарьин
К 1743 году церковь обветшала и требовала срочного ремонта, деньги на который выдели только в 1760 году. Существует предположение, что именно во время этого ремонта начал значительно изменяться облик церкви, из трёх куполов оставили только один, убрали приделы и часть декоративной отделки. Современный вид храм приобрел во время перестройки, начавшейся в 1840 году. Церковь получила новый фасад, старую ветхую колокольню разобрали и на её месте построили новую, четырёхъярусную, в подклете(цокольный этаж) организовали теплый предел во имя Николая Чудотворца. Перестройка закончилась в 1846 году.

Помощь в обновление храма оказывали и окрестные помещики, в том числе и семья известного врача-терапевта Григория Антоновича Захарьина, которая жила в Куркино.

Имя Захарьина в истории медицины стоит наравне с такими именами, как Пирогов, Сеченов, Боткин.

Захарьин является одним из основоположников отечественной курортологии. С деятельностью Г. А. Захарьина и его клинической школой тесно связано становление педиатрии, гинекологии, невропатологии. Г. А. Захарьин обладал большим талантом врачевания и пользовался безграничным врачебным авторитетом. А. П. Чехов из всех врачей России признавал лишь один авторитет — Г. А. Захарьина; постоянным пациентом Захарьина был Л. Н. Толстой, отмечавший, что общение с этим доктором оставляет сильное впечатление. Григорию Антоновичу Захарьину посвящен рассказ («историческая миниатюра») Валентина Пикуля «Клиника доктора Захарьина».

в 1892 году, на средства Захарьиных была построена церковная каменная ограда; в 1899 году была организована церковно-приходская школа, общество трезвости. Через два года после смерти врача Г. А. Захарьина, его вдова и дочь заказали известному архитектору Ф. О. Шехтелю проект семейной часовни-склепа с мозаикой распятого Спасителя, выполненной в Италии по эскизу В. М. Васнецова. В 1907—1908 годах часовня-усыпальница была построена и здесь был помещён прах известного врача.

«Лев Толстой русской медицины»

В Москве Григорий Захарьин пользовался таким же авторитетом, как Сергей Боткин в Петербурге. Врач номер один. Чехов называл его «Львом Толстым русской медицины».

Его методику до сих пор изучают в медицинских вузах. Он утверждал, что надо лечить не болезнь, а больного. А для этого — обязательно узнать, в каких условиях живёт человек, какие имеет привычки. Его рецепты часто были просты: соблюдать гигиену, правильно питаться, много гулять, не нервничать, пить минералку. Он понимал, что многие наши недуги связаны с психическим и эмоциональным состоянием. Говорил, что болезнь надо предупреждать, а не лечить. Часто повторял: «Копят болезнь пудами, а выходит она фунтами».

Он придумал новый метод диагностики болезней внутренних органов — по чувствительности кожи. Основал московскую клиническую школу и вывел русскую терапию на европейский уровень. Учиться к Захарьину приезжали начинающие врачи из Германии и Франции.

Радикальные уроки гигиены

Характер у доктора был вспыльчивый, но и общество не оставалось в долгу: ни о ком не рассказывали столько анекдотов, как о Захарьине.

Самую забавную легенду сочинили, когда у его дочери появился жених — блестящий гусар лейб-гвардии. Рассказывали, что профессор принял будущего зятя не дома, а в больнице, по записи. Тот признался в своей любви, попросил руки его дочери… «Раздевайтесь!» — скомандовал доктор и, обследовав гусара, написал: «Отклонений нет. К женитьбе годен». Это было его отцовское благословение.

Украшение Владимирского храма

Был ли Захарьин церковным человеком? Сведений о том, что он регулярно посещал храм, не сохранилось. Он резко боролся со всякого рода знахарством, попытками лечить все болезни сажей или банными процедурами. Горячо спорил с теми, кто пренебрегал медициной и уповал исключительно на целительную силу молитв и святых икон. Не удивительно, что молва приписала ему чуть ли не безбожие.

Но когда он купил землю в подмосковном селе Куркине и начал строить там дом, то одновременно занялся и восстановлением находящегося неподалёку древнего храма Владимирской иконы Божией Матери. С ранней весны и до поздней осени он жил с женой и детьми в своём доме и наверняка ходил на богослужения в церковь, которую ремонтировали и украшали за счёт его пожертвований. О чём молился Григорий Антонович? Возможно, и о том, чтобы Бог дал русским людям не только крепкую веру, но и знания, полезные для жизни и здоровья.

Между двух огней

Многие завидовали Захарьину: он установил очень высокий гонорар — от 50 до 100 рублей за приём. Ходили слухи, что его жадность не знает границ. На самом деле он бесплатно лечил крестьян села Куркина и тратил десятки тысяч рублей, отправляя способных студентов-медиков для продолжения обучения в Европу. Но всё это делал без афиширования, как и полагается христианину. В итоге общественное мнение сложилось не в его пользу: состоятельная консервативная клиентура была недовольна «грабительскими» расценками на услуги профессора.

С другого, «прогрессивного» фланга на него стали наступать студенты, считавшие, что нечего уделять столько внимания здоровью богачей. Приближался конец XIX века, русское общество было расколото, и самостоятельный, чуждый каким-либо политическим влияниям Захарьин оказался между двух огней.

Он искренне желал просвещения крестьян, пожертвовал огромную сумму — 500 тысяч рублей — на церковно-приходские школы. А получил за это упрёки от «прогрессистов»: почему дал на церковные школы, а не на обычные светские? Он активно помогал цветаевскому Музею изящных искусств (многие слепки с античных шедевров в нынешнем Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина выполнены на его деньги) — и снова были упрёки от передовой общественности: нужна ли нам античность, когда народ голодает?

Злые языки страшнее пистолета

В 1894 году его пригласили к больному императору Александру III. Захарьин посоветовал перевезти царя подальше от Петербурга — лучше в Беловежский дворец, чтобы не было климатического перепада. Но его не послушали и перевезли в Крым. А когда монарха не стало, обвинили доктора в том, что он не оказал помощи. К этому прибавилась очередная атака от «прогрессивных» студентов, которые возмущались тем, что профессор лечил царя вместо того, чтобы бороться с самодержавием.

Захарьин оставил университет. Вскоре он пережил инсульт. Диагноз поставил себе сам и, как всегда, безошибочно. Сказал жене и детям, в какой день умрёт, и тоже не ошибся. Последней его волей было упокоиться вблизи родного Владимирского храма. Спустя три года Фёдор Шехтель построил там изящную часовню-усыпальницу, где сегодня покоятся Григорий Антонович, его жена и сын.

 

 

«Москва. Северо-Запад»

по материалам сайта https://szaopressa.ru/znamenityy-doktor-grigoriy-zaharin-zhil-v-kurkine/

Храм Владимирской иконы

Божией Матери в Куркине. 2019 год.